Хороший доктор

Далее на канале: Воскресенье, Декабрь 15

Следующий показ

close
Воскресенье, 15 Дек
Последствия
Сезон 2
Эпизод 12
Воскресенье, 15 Дек
Пожалуйста
Сезон 2
Эпизод 13
Воскресенье, 15 Дек
Лица
Сезон 2
Эпизод 14
Воскресенье, 15 Дек
Риск и награда
Сезон 2
Эпизод 15
Понедельник, 16 Дек
Риск и награда
Сезон 2
Эпизод 15

Интервью с Фредди Хаймором

151442_6876

Телеканал Sony Channel пообщался с исполнителем главной роли в сериале «Хороший Доктор». Фредди поделился своими впечатлениями от съемочного процесса и жизни в Ванкувере, рассказал о непростых взаимоотношениях с персонажами, которых ему приходилось играть, чему он учится у них и где граница между ним, маньяком Норманом из сериала «Мотель Бейтс» и доброжелательным  и по-настоящему хорошим врачом Шоном Мёрфи.

Фредди: немного дождливо, но это безумно красивый город….

Я как раз собирался тебя об этом просить. Ты из сам из Англии, но принял участие в съёмках в Ванкувере не только для «Хорошего доктора», но и для сериала «Мотель Бейтс».  Так ты …

Фредди: Кем же я себя считаю?

Так ты же почётный ванкуверец!  Кстати, что ты можешь сказать о самом городе?

Фредди: Мне нравится Ванкувер. Как ты сказал, я провёл много своего времени здесь…ну, я продолжаю считать Лондон своим родным домом, когда приезжаю, чтобы увидеться с семьёй, но я люблю Ванкувер и было забавно, что спустя 5 лет работы над «Мотель Бейтс», я снова вернулся сюда. Здорово, что нам удалось сохранить часть той команды, которая работала над созданием «Мотель Бейтс», ведь именно она помогла разработать сюжет «Хорошего доктора». Мне кажется, нам удалось сохранить командный дух. Я работаю с этими людьми на протяжении уже многих лет.

Чем ты себя занимаешь в городе, чтобы развлечься?

Фредди: наверное, это хоккей. Я все еще называю это “хоккей на льду”, так как я из Европы, и у нас есть другие названия для этого вида спорта; мы называем это просто традиционным хоккеем. Я люблю болеть за команду «Ванкувер Кэнакс». Обычно мы снимаемся в дождливые времена года, поэтому можем смотреть множество хоккейных матчей, что, безусловно, здорово.

Есть ли у тебя здесь твои любимые места? Рестораны, или …?

Фредди: больше всего я ценю этот город за то, что можно просто выйти на улицу, особенно летом, и сделать снимки невероятных пейзажей и красивых мест, отправиться в поход на гору Grouse Grind, а также исследовать в большей степени не только Ванкувер, но другие части Британской Колумбии.

Что является ключом к успеху в твоей карьере? Это тяжелая работа, обаяние или удача?

Фредди: ну, Ванкувер, я думаю, и есть мой ключ к успеху! Мне всегда очень везло с тем, что меня окружали замечательные люди. Когда я был чуть моложе, мне везло с теми, с кем мы совместно работали над сериалами, в которых я снимался, да и мне везло на протяжении всего времени. Тот факт, что сериал «Хороший доктор» появился практически сразу после «Мотель Бейтс», заслуживает особого внимания. Это произошло спустя три дня, как я закончил сниматься. Помню, что я сел с Дэвидом Шором и мы начали разрабатывать идеи для сюжета «Хорошего доктора». Подобное решение было немного сумасшедшим, так у нас оставалось мало времени, но мне снова невероятно повезло: если бы «Мотель Бейтс» закончился на месяц позже, я, вероятно, не смог бы принять участие в новых съёмках.  Так что, да, конечно, мне сопутствует удача. Я стараюсь использовать каждую свою возможность по максимуму. Было приятно осознавать, что для всей команды важна работа над сериалом, чтобы он получился настолько особенным, насколько это возможно, поэтому наша работа не останавливалась на достигнутом, мы все понимали, что нам очень повезло с тем, что мы делаем, так что мы пытались сделать всё на подобающем уровне.

С какой проблемой ты столкнулся, когда играл эту роль?

Фредди: я думаю, что Шон самый сложный персонаж, которого я когда-либо играл. Моей самой большой проблемой было то, что мы хотели изобразить всё как можно достовернее, а также мой герой, Шон, страдает аутизмом и мне надо было как можно лучше передать это на экране. Это была большая исследовательская работа, которую я ещё никогда не делал для других ролей. Понимая, что у Шона есть отклонения, и эта та его часть, которая никогда не изменится, он постоянно растет и развивается с течением определенного времени. Мы работали из года в год, чтобы как-то ... противодействовать или опровергнуть идею о том, что, поскольку у кого-то есть подобное заболевание — это не означает, что такой человек не может расти и меняться как полноценная личность. Думаю, что эта роль была одновременно сложной и вдохновляющей, потому что Шон всегда трансформируется в новой среде, в которой он оказался в больнице.  Он способен научить других и эти «другие» учатся у него. Он не персонаж, который постоянно статичен, и я ценю то, что сценарий Дэвида позволил замечательной линии моего персонажа развиваться дальше. Мы нашли его в начале путешествия. Каждый сезон являлся чем- то большим для персонажа, который мы исследовали, он каждый раз открывался для нас по-новому.

Продолжая тему исследований, ты разговаривал с людьми с этим синдромом, прежде чем сыграть своего персонажа?

Фредди: до того, как сериал появился, да -  у людей, которые мне очень близки, есть этот синдром, и я знаю многих других, у кого у родственников есть аутизм, поэтому я сталкивался с этим состоянием ещё до того, как начали снимать сериал.  Я бы не сказал, что образ Шона перенял черты знакомого мне человека. И одна из главных вещей в этом  исследовании — это осознание того, что существует такой... обширный спектр: есть не только одно состояние аутизма, которое являлось бы правильным и которое отражало бы их всех. И даже Шон никогда не сможет стать единым образом всех тех, кто находится в этом состоянии, так как актер сериала не сможет с предельной точностью сыграть человека с подобным отклонением. В конечном счете мы просто рассказываем только одну индивидуальную историю и проживаем жизнь конкретного героя вместе с ним.

Это в корне поменяло твоё представление об аутизме, верно?

Фредди: да

Получил ли ты обратную связь от людей с таким синдромом, а, возможно, от семей, у которых есть родственники, которые являются аутистами?

Фредди: да, и это прекрасно, чаще всего я получал обратную связь от тех, кто состоит в специализированном сообществе, которое поддерживают людей с эти синдромом, и вы знаете, у меня были замечательные беседы с ними, и, очевидно, это заставляет наш сериал чувствовать себя значимым среди остальных. Необходимо чувствовать личную связь с персонажем и его историей. Хотя опять же, я думаю, что часто зрители присоединяются к просмотру сериала совсем по разным причинам, потому что жизнь главного героя кажется им очень знакомой, но определённая сторона Шона в этом плане все равно очень отличается. Но я думаю, что люди тянутся к аутистическому сообществу, веря и надеясь в ту жизнерадостность, которую излучает Шон как персонаж, и видя это состояние, мне кажется, сериал, обнадеживает и настраивает на весьма позитивный лад, а не только фокусируется на реальных проблемах и трудностях. Но теперь, да, я думаю, можно говорить о том, что это является неким отражением общей мировой тенденции не только в сообществе для аутистов, но и простых людей, которые ищут положительных и светлых эмоций. Я уверен, что в каждой стране, как и в моей, присутствует негатив, который так легко и просто получить, например,  при просмотре новостей, поэтому наличие такого персонажа, как Шон, необходимо, чтобы  попытаться понять его особенности и прислушаться к нему, показать нам возможность нового пути вперед.  Осознавать это - приятно.

Как ты думаешь, почему создатели сериала решили, что центральным персонажем сериала будет кто - то с подобным синдромом?

Фредди: я думаю, что в глобальном смысле эта идея говорит о том, что необходимо представлять общественное разнообразие на экране как можно чаще и с лучшей стороны, и я думаю, что такой шаг невероятно важен в современном мире. Мне трудно говорить о более широком движении в целом и о том, где именно Шон вписывается в эту модель, но мне повезло, так как именно мне доверили возможность рассказать историю Шона в наше время. И, я надеюсь, поскольку персонаж никогда не сможет рассказать о всех, кто находится в похожей ситуации, но его история послужит отправной точкой для обсуждения и исследования проблем  аутизма, чтобы понять это явление на высоком  уровне, а не просто на примере одного персонажа.

Мне кажется, но ты постепенно переходишь от детских ролей к работе совершенно зрелого актёра. Это довольно редкое явление.

Фредди: наверное, мне повезло. В некотором смысле я чувствую, что телевидение было идеальной площадкой для моего взросления. В процессе съёмок сериала «Мотель Бейтс», естественно, ты растаешь вместе с сериалом, который снимался на протяжении 5 лет.   Я думаю, что Норман в начале сериала был ребенком и послушным сыном, не могу сказать, что он был маленьким, но он не был и взрослым мужчиной.  И, вероятно, к концу сериала он стал тем ... этот переход на экране почти один в один происходил и в моей жизни вне экрана. «Хороший доктор», возможно, является продолжением этого пути взросления и поиска себя. Возможно, именно поэтому я не чувствовал, что есть этот переходный момент и я перестал искать роли для моего возраста. Переход был естественным, в отличие от того, как об этом говорят…. Проснувшись, он сказал: «Вот оно! Пора переходить ко взрослым ролям».

Как ты взрослел вместе со своим героем?

Фредди: В каком смысле, прости? Я думаю, что помимо изучения аутизма и общения с представителями этого сообщества, Шон... все персонажи, которых ты играешь… воздействуют на тебя определенным образом. Я уверен, что во мне есть часть от образа Нормана Бейтса, которая останется со мной навсегда. Но Шон, я думаю, делает из меня менее циничного и более жизнерадостного человека, а также учит видеть мир его глазами. Англичане, как вы знаете, довольно циничны, это люди с сухим чувством юмора, и поэтому Шон смягчает эту черту во мне.

Трудно включать и выключать в себе героев?

Фредди: это всегда очень странно.  Обычно, за исключением непродолжительных моментов, существует довольно сильное разделение между разговорами о сериале и об участии в продвижении сериала, и фактической работой, которую мы делаем здесь, в Ванкувере. Поэтому я нахожу это различие достаточно простым для объяснения, потому что 99% своего времени, которое мы проводим здесь, в городе, мы полностью сосредотачиваемся на съемках и на работе, а затем — это странные перерывы, когда ты покидаешь Ванкувер и возвращаешься к этому маленькому отдельному миру, а потом снова продолжаешь работать. Я стараюсь держать свой американский акцент как можно дольше на съемочной площадке, и когда я здесь… Вот это, пожалуй, самые странные моменты, когда я чувствую, что должен быть Шоном-например, сейчас, когда мы сидим в больнице.

У тебя есть проблемы с американским акцентом? Эта тема, должно быть, уже слишком старомодна.

Фредди: Я тоже так думаю. Это не просто акцент, но ещё и голос. С Шоном я разрабатываю своеобразные обороты речи, которыми он говорит, и работаю над ритмом, который, вероятно, немного отличается от того, как я говорю обычно. Забавно, что именно такие ситуации помогают переключить один акцент на другой. Дело совсем не в том, что я говорю с американским голосом или с американским акцентом, но я демонстрирую своего рода другой голос, который я нахожу правильным для Шона. Я не знаю, как это проявляется при дубляже.

Для тебя важны награды?

Фредди: на самом деле это не то, что когда-либо двигало мной или было моей главной целью. Признание, конечно, прекрасно, например, номинация «Золотой глобус» стала нашей большой совместной победой.  Эти моменты хороши для всей команды и всех, кто работает над сериалом в целом, чтобы всем вместе отпраздновать подобное событие. Не думаю, что это именно то, что движет людьми, когда они находятся на съемочной площадке каждый день, а также работают над сценами, детально изучают особенности характера своего героя. Это совсем не похоже на то, на что нужно полагаться в первую очередь. Я думаю, что подобный подход к делу весьма неустойчив, должно быть что-то ещё, что действительно ведет всех нас и заставляет волноваться об этом мире и о своём персонаже-особенно это касается сериалов, в котором мы делаем 20 эпизодов в течение года — именно это становится центром нашей жизни. Это не съёмки фильма, где есть маленькие перерывы, и вы можете отстраниться от работы на несколько месяцев, а потом двигаться дальше. Вы должны найти такой способ своего участия в сериале, чтобы вашу работу рассматривали в долгосрочной перспективе.

Читаешь ли ты отзывы о своей работе?

Фредди: нет, никогда. А должен? (смеётся)

Я могу понять то, что ты не хочешь читать отзывы о своей работе в процессе съёмок, но после того, как ты закончишь работу над сериалом, неужели ты ничего про себя не читаешь?

Фредди: конечно, у меня есть обратная связь со зрителем, которую все мы хотим получить. Но я не нахожусь в поиске этого общения постоянно. Я получаю наибольшее удовлетворение, когда Дэвид Шор [Дэвид Шор – режиссер сериала «Хороший доктор» - прим. ред.] доволен сценой, которую я сделал хорошо. Ты всегда должен быть готов к тому, что при съёмках телевизионного шоу, если ты вдруг начнёшь читать свою реплику с середины, то это, вероятно, попадет в поток всего того, что ты хотел сделать специально. У тебя не может быть такого рода ретроспективы в сериале: «О боже! Я должен был сделать это в первом сезоне. Теперь я должен изменить то, как я делаю это во втором сезоне». Конечно, люди ищут обратной связи и спрашивают, как идут дела, но чаще всего я получаю подобные вопросы от людей, которые ближе ко мне или от людей, чье мнение я действительно ценю, чтобы прислушаться к их советам. Например, у нас с Дэвидом Шором прекрасные отношения. Мы все время что-то обсуждаем. Между нами существует постоянный диалог о том, как лучше всего показать [Шона – прим. ред.] в различные моменты, и вот это то общение, в котором я получаю удовольствие от обратной отдачи.

Смотришь ли ты сериал со своим участием?

Фредди: да, смотрю. Я участвую в создании сериала на уровне продюсера. Таким образом, я могу посмотреть какие- то выжимки и поделиться несколькими своими соображениями с Дэвидом, чтобы сделать эпизод ещё лучше, чем он уже есть, но именно Дэвид принимает окончательное решение о том, что реально может нам помочь, чтобы вывести сериал на подобающий уровень.

Ты работал с удивительными людьми, в том числе с Джонни Деппом и Верой Фармигой.  Ожидаешь ли ты ещё совместные проекты с Джонни или Верой?

Фредди: Вера, знаю! Я бы с удовольствием поработал с ней ещё.  Я думаю, что есть что-то в том, когда ты проработал с человеком на протяжении 5 лет...сериалы очень отличаются друг от друга… различия между «Мотель Бейтс» и «Хорошим доктором» в том, я думаю, что «Мотель Бейтс» немного меньше в масштабах, и мне кажется, что это больше независимая работа, чем типичные массивные огромные кинокартины. У нас была маленькая сцена, и мы все время работали в середине ночи, а иногда и под проливным дождем. Мы делали это под лозунгом "против всех". Опыт работы с Верой пробуждает во мне желание поработать с ней над чем то новым. Мы обязательно должны найти ей роль. Я все пытаюсь убедить её вернуться в Ванкувер, чтобы вместе что-то предпринять. Посмотрим.

Хочешь ли ты снятся в кино?

Фредди: да, да, но всегда так мало времени. Я получил роль в фильме, который снимался в Испании, между перерывами в съёмках второго и третьего сезонов.

Где ещё раз?

Фредди: В Мадриде. Фильм называется «Путь вниз». Это что-то вроде фильма об ограблении.  Фильм на английском языке, но, возможно, 25% (или около того) - на испанском. Я снялся вместе с Луисом Тосаром и Хосе Коронадо. Вероятно, для англоговорящего эти имена не означают ничего, но в Испании — это выдающиеся актеры и мне посчастливилось поработать с ними.

Что можешь сказать о Мадриде?

Фредди: Мне нравится бывать в Мадриде., Луис... у меня было не так много сцен с Хосе, но мы с Луисом нашли общий язык. Он такой милый парень, поэтому мне всегда было очень весело возвращаться в Мадрид. Когда-то я провел год по обмену в этом городе, так как изучал языки в университете, поэтому это было своего рода ностальгическое возвращение для меня. Вместо того, чтобы быть здесь маленьким picaro [в переводе с испанского «прохвост» - примечание ред.]  я внезапно вернулся, чтобы сняться в фильме.

Так что же, по-твоему, привлекает всех в Мадриде? [Смех] Находишь ли ты этот город особенным?

Фредди: да, да! Я люблю Мадрид. Я всегда поддерживаю желание моих знакомых поехать в этот город.  Мне кажется, что тут все дело в атмосфере. Нужно просто провести больше времени здесь, чтобы по-настоящему понять Мадрид. Думаю, то же самое можно сказать и о других городах. Достаточно трудно осознать это, если люди приезжают только на выходные. Тут нет особых достопримечательностей, которые стоило бы обязательно посмотреть. Вы не сможете идти по Мадриду и ставить галочки, например, в вашем листе желаний, как вы делаете это у Эйфелевой башни, Трафальгарской площади и возле Биг Бена. Здесь это не работает: «Я должен посмотреть на Саграда-Фамилия!» Но это то, что я люблю в Мадриде больше всего; важно просто найти те микрорайоны города, которые вам действительно понравятся. Иногда Мадрид считают старомодным, но для того, чтобы по-настоящему получить о нем правильное представление, нужно обладать внутренней информацией и достичь взаимопонимания с местными жителями, что невероятно захватывает.

Учился ли ты говорить по-испански?

Фредди: В Испании да, с моим испанским акцентом…

Мы в соцсетях